Лукьянов Николай Михайлович
Лукьянов
Николай
Михайлович
Гвардии сержант / Мл. нач. состав
1909 - 22.02.1943
Регион Оренбургская область
Воинское звание Гвардии сержант
Населенный пункт: Оренбург
Воинская специальность Мл. нач. состав
Место рождения Чкаловская обл., г. Чкалов (Оренбург)
Годы службы 1942 1943
Дата рождения 1909
Дата смерти 22.02.1943

Боевой путь

Место призыва Кагановичский РВК, Чкаловская обл., г. Чкалов, Кагановичский р-н
Боевое подразделение 29 гв. сд; 61 зсп 13 зсд
Завершение боевого пути Смоленская обл., Гжатский р-н, д. Медведки, восточнее, 1 км, западная опушка леса, братская могила
Принимал участие Ржев

Воспоминания

Рассказывает Глазунова (Лукьянова) Людмила Николаевна, дочь фронтовика:

"Это мои близкие дорогие родители (на фотографиях) - Лукьянов Николай Михайлович и Лукьянова Наталья Ивановна. Папа работал на Оренбургской железной дороге диспетчером, мама была портной от бога - одевала красиво женщин.     Поженились они в 1934 году, папе было 26 лет, маме 24 года.     Через год родился сын - Лукьянов Юрий Николаевич, а в 1939 году - я Лукьянова Людмила Николаевна (моя вторая Наташа -  так называл меня с любовью и восхищением отец).    Началась война. Отец рвался на фронт, но у него была броня. Взяли его на фронт только зимой 1942 года рядовым, а погиб он через год – 23 февраля 1943 года, гвардии сержантом в Смоленской области Гжатского района (прим. под Ржевом).     Отец очень любил маму, детей, очень нами гордился, мечтал о большой семье и куче детишек. Сам он был сиротой и воспитывался в детском доме.     Перед смертью отец написал мне лично поздравительную открытку с днем рождения (27 февраля 1943 года мне исполнилось 4 года) и обращался ко мне, как к взрослой. Эту открытку и еще нашу детскую фотографию с братом (которую он хранил на груди в кармане) пробитую пулей, мы получили после его смерти. Это все что мне осталась в память об отце.    

Жизнь без отца была тяжелая. Мама работала днем и ночью. Мы, дети, были маленькие, оставить нас одних мама не могла. Устроилась на работу надомницей в артель "5 декабря" где ремонтировали солдатскую одежду с фронта - грязные окровавленные телогрейки, ватные брюки, шапки ушанки.     Все это притаскивали домой, в нашу комнату 14 метров. Помню большую серую гору посреди комнаты, которую надо было чинить, штопать, латать и опять тащить в артель.     Но, несмотря ни на что, мы не голодали благодаря маминым золотым рукам.     Все мамины заказчицы, после знакомства с ней становились чуткими добрыми друзьями, которые всячески старались помочь, чем возможно, хотя бы словом.     Когда я училась в младших классах, тяжело заболела мама, у нее был тяжелый нервный срыв. Помню соседи вызвали скорую, я на улице ждала неотложку, обливаясь слезами и молила Бога, чтобы мама осталась жива. Болезнь не отпустила. На помощь пришла папина двоюродная сестра Мария Кузьминична (в трудную минуту она всегда приходила на помощь, мы звали ее палочкой выручалочкой). Она всю жизнь проработала в Оренбургском венном госпитале старшей медсестрой и пользовалась там огромным уважением. (В 17 лет она сбежала на фронт, ее сняли с поезда и вернули домой, в госпиталь).     Маруся договорилась с лучшим невропатологом, светилой медицины Яковым Михайловичем, который приезжал в нашу нищенскую квартиру, лечил ее и поставил на ноги. (Светлая ему память, он вернул маме жизнь, она дожила до 76 лет).     Мамины друзья тоже помогали. В то тяжелое голодное время одна из них каждый день носила горячий куриный бульон и кормила маму с ложечки. Я этого никогда не забуду.    

Всю жизнь мы чтим память своего отца (мама замуж, так и не вышла), мечтали найто его могилу, обращались в военкомат, но так и не нашли.    Когда я впервые увидела фильм «Аты-баты, шли солдаты» я была в командировке в Свердловске (в Оренбурге широкоформатные фильмы не шли). Фильм потряс меня до глубины души. У меня было такое чувство, что я вместе с героями фильма была на могиле своего отца. Ночью я не могла уснуть. Утром я опять пошла на первый сеанс и опять проревела весь фильм.

В Оренбурге установили мемориал погибшим на фронатах с 1941 по 1945 годы оренбуржцам и на одной из стелл высечено имя отца, мы каждый год 9 мая ходим возложить цветы и поклониться его памяти.    Была жива мама, ходили с ней, потом стали ходить с детьми, внуками. Годы идут, мы стареем, а в душе так и осталась боль, что не нашли мы могилу отца и не поклонились его праху."

Людмила Николаевна Глазунова (Лукьянова), Май, 2015г., г. Оренбург, Россия

Незримый рубец

Это слуюилось во время уборки.
Недавно попались в ящике мне
Мамины старенькие наперстки,
И снова напомнили вдруг о войне.
Мама машинкой в войну нас кормила,
Чтобы как все мы с братом росли:
Сидела и шила, сидела и шила
За хлеб, за пшено и за все, что несли.
Не считаны метры, не меряны версты...
Остался как память мне мамин наперсток,
Дырявый свидетель той страшной войны
Казалось бы мелочь - дырявый наперсток,
А в сердце - незримый рубец от войны.

От автора Глазунова Владислава Ивановича:
Это стихотворение посвящается Матери моей жены - Лукьяновой Наталии Ивановне

Документы

Учетная карточка воинского захоронения
Учетная карточка воинского захоронения
Книга памяти. Оренбургская область. Том 1
Книга памяти. Оренбургская область. Том 1
Донесения о безвозвратных потерях. ЦАМО, № фонда и.и.: 58, № описи и.и.: 18001, № дела и.и.: 230
Донесения о безвозвратных потерях. ЦАМО, № фонда и.и.: 58, № описи и.и.: 18001, № дела и.и.: 230

Письма

23. 01. 1943г. Полевая почта 132
23. 01. 1943г. Полевая почта 132

 Добрый час, Таля. Шлю тебе свой сердечный привет, крепко целую. Желаю тебе хорошего здоровья. Таля, я пока жив и здовов, того желаю и вам всем. Пишите, Коля. 

23.01. 1943г.  Полевая почта 132
23.01. 1943г. Полевая почта 132

Добрый час, дочка Людочка. Шлю тебе свой горячий привет и крепко тебя целую. Посылаю тебе эту открыктку, храни ее. Будь здоровенькой. Поздравляю тебя с наступающим днем рождения! Папа.

Семья солдата

Наталия
Лукьянова Наталия Ивановна

Вдова фронтовика

Лукьяновы
Юрий и Людмила Лукьяновы

Фотография детей из нагрудного кармана фронтовика. Ее пробитую пулей, семья получила после гибели отца.